Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Нижний Ингаш
08 декабря, ср
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Нижний Ингаш
08 декабря, ср

Ирина Шеховцова

22 февраля 2016
1171
17 лет, Берёзовская средняя школа

 

Хотели, как лучше, а получилось...

Эссе

 

Сложное время - пятнадцатый год XXI века для одиннадцатиклассников. Взрослые (особенно учителя) нагружают нас, готовя к ЕГЭ и к жизни, которой «быть или не быть» после ЕГЭ. Вот мы и живём, окружённые советами, напутствиями, наставлениями. Нельзя сказать, чтобы не прислушивались и не понимали тревогу родных педагогов за нас. Более того, мы понимаем, что они желают нам успехов, разделяем их волнения и осознаём, что они защищают нас и свой любимый предмет: «Надо бороться за каждый балл!», «Надо решать, решать и решать!», «Приходите исправлять недочёты. После школы за вами никто бегать не будет, каждый будет ответственен за себя». Вот мы и бьёмся, решаем, исправляем, а самостоятельные мы давно.

Мой одиннадцатый класс осознаёт себя «старшиками» и понимает, какая ответственность лежит на нём перед родителями, учителями и собой.

Но, честное слово, – мы хорошие. Умеем организовывать вечера. У нас есть незаменимые «артисты» – Сергей Истомин и Дима Лисовский. Их перевоплощение, исполнение роли удивляет учителей, такие они талантливые, раскованные на сцене. В нашем классе учится знаменитая футболистка – Настя Лисс! Девчонка очень скромная, сдержанная: например, мы просим её прийти в школу в форме футболистки Российской Федерации – стесняется, ходит, как и мы, в школьной форме, не зазнаётся, со всеми дружит, но мы-то гордимся ею. У нас в классе – две возможные золотые медалистки! Алина Шестакова и я. Алина вообще эрудитка, начитанная, целеустремлённая. Ещё у нас учится Лёша Савин – немногословный крутой компьютерщик, спортсмен, надёжный парень. Мой одноклассник Ромка Симонов поражает меня своей преданностью, влюблённостью в лес, в свою будущую профессию. Ни снег, ни мороз не могут удержать его от дороги в лес. В лес не на охоту, а в лес, чтобы налюбоваться до последней веточки знакомым сосновым бором! Даже Президент школьной страны учится в нашем классе – Настя Дубренская! И только в нашем классе учатся братья, разные внешне и по характеру. Они не только наши классные спортсмены, но и верные друзья, готовые вступиться за одноклассников даже на уроке.

Мы такие разные, но в целом наш класс спортивный, умный, не совсем ленивый, в меру весёлый.

Нас часто взрослые упрекают в том, что мы не готовы к самостоятельной жизни и не набираемся опыта. А мы набираемся. Например, знали, что за зачётное сочинение (2 декабря) можно было получить 10 баллов, которые, обещали нам, будут присоединены к общей сумме ЕГЭ. Мы готовились не щадя живота своего. Читали, писали, афоризмы подбирали, композицию выстраивали, и вот – никаких 10 баллов не светит при подаче документов в СФУ и другие учебные заведения Красноярска, и не только Красноярска... Написать – просто получить допуск к сдаче ЕГЭ. Тогда кто безответственный?

Наш труд и «дум высокое стремленье» не пропадут: всё используем при выполнении 25-ого задания ЕГЭ по русскому языку.

Не стоит взрослым удивляться, какая каша может возникнуть в голове выпускника от неожиданных поворотов чиновничьих «фантазёров».

Есть стилистический приём – реминисценция (воспоминание) – включение в текст хорошо узнаваемого фрагмента чужого текста для усиления экспрессивности выражаемой мысли. Вот им я и воспользовалась, чтобы успокоить себя и посмеяться над ситуацией, потому что зачётного сочинения я не боюсь. Но жаль «слинявших» десяти баллов. Итак.

Сочинение.

Мой дядя самых честных правил умом Россию не мог понять, но уверял нас: «Взойдёт она, звезда пленительного счастья, во глубине сибирских зим не пропадёт ваш и учителя тяжкий труд». От этих слов стало нам грустно и легко, печаль наша светла, унынья нашего ничто не мучит, не тревожит, потому что – как хорошо, что некого винить, как хорошо, что мы никем не связаны, а Минобраз до смерти любить нас не обязан. Но как хочется верить, что это не так, что отказываться от своих слов скоро выйдет из моды. Да... Любить иных тяжёлый крест.

Не надо печально глядеть на наше поколение! Мы всё равно Отчизне посвятим души прекрасные порывы, и не только на бланках ЕГЭ напишем свои имена.

Что же нам так больно и так трудно, ждём чего ль, надеемся ль на что?

– Скажи-ка, дядя, всегда ты готов заметить разность между словом и делом?

– А мне, ты думаешь, легко? Поди, попробуй! Дорогу осилит идущий! В минуту жизни трудную одну молитву чудную твержу я наизусть: «Да, и такой, моя Россия, ты всех краёв дороже мне».